Дело Янкеля Мейтуса

Вправе ли судебная власть «исправлять» действующее законодательство, расширять либо сужать действие его отдельных статей для принятия единственно «целесообразного» решения? На этот вопрос российские либерально мыслящие правоведы второй половины девятнадцатого века отвечали отрицательно. Высшая имперская власть не считала иначе — она колебалась.

В шестидесятые-семидесятые годы девятнадцатого века российская власть испытала на себе всю тяжесть «либеральных реформ». Впервые в истории государства представители всех сословий общества получили возможность защищать собственные имущественные интересы, всецело опираясь на «закон». Как результат, реформированная на началах «состязательности» новейшая судебная власть была буквально накрыта волной имущественных споров. Обычной практикой стали судебные разбирательства по делам о «виндикации» — возврате недвижимого имущества из чужого «неправильного» владения.

Повсеместно в России вновь созданные окружные суды столкнулись с необходимостью заново — «по ходу дела» — осмыслить действующие в сфере укрепления прав на недвижимость многочисленные, достаточно «туманные и неопределенные» статьи закона. Не имея ни опыта, ни четких указаний сверху, суды принимали решения, полагаясь исключительно на прочтение закона, — и как отражение противоречий в самом законе, решения суда в аналогичных случаях зачастую исключали друг друга.


© 2004-2018 «Сделки с недвижимостью. Аренда, покупка, продажа недвижимого имущества. Агентство недвижимости "Виза"»